Меню
16+

Газета «Енотаевский вестник» — общественно-политическое издание Енотаевского района

16.04.2021 10:51 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 09.04.2021 г.

Диалог с пленными

Автор: ТУНГУЛУКОВ М.И., с. Замьяны.

Автор фото Семён Фридлянд.

Скоро мы будем праздновать 76 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. А из памяти все не уходят те далекие годы военного времени. Эти годы лишили нас счастливого детства и юношества. Особенно у тех, у кого отцы ушли на фронт.

Чтобы не умереть с голоду, приходилось есть все, что принимал желудок. Это кумарчуг – семена вьюнка хворостного, из которого варили кашу, батлачик – ильменная свиная еда, манцай – ильменный волосатый корень, и многое другое. Мне вспоминается один апрельский день 1944 года. Из школы нас по очереди отпускали за манцаем.

Где-то часов в 12 дня мимо нас прошла группа пленных солдат. Они нас так внимательно рассматривали и наблюдали за нами. Их интересовало, что мы выковыриваем из мерзлой земли. На своем языке солдаты поделились увиденным между собой и группой пошли по направлению с. Замьяны. А мы продолжали добывать манцай. Сбор был хороший, и мы в четыре часа пришли домой. Когда зашли во двор, то во дворе дежурная сельского совета определяла на ночлег пленных румын, которые без конвоя шли из Сталинграда в Астрахань. Это из тех, которые прошли мимо нас по участку Песчанка (12 км от с. Замьяны). По площади дома к нам определили троих пленных. В доме один румын, неплохо говоривший по-русски, помолившись на икону, предложил познакомиться. Он назвал себя и своих товарищей по имени, которые рассматривали иконы, висевшие в левой стороне дома. А хозяйка дома Александра Матвеевна назвала по имени меня и двух дочек. Когда «гости» помолились, мама предложила им чай (в качестве заварки был конский щавель) и положила на стол три лепешки из манцая. Они долго рассматривали угощение, нюхали, но все же скушали и с большим удовольствием пили чай. Потом «гости» пошли покурить, а мы сели кушать скромный обед. После мы с сестрой стали обрабатывать манцай, высушенный в печи. За всем этим внимательно наблюдали пленные и разговаривали между собой на своем языке.

Быстро пролетело время. Мама зажгла лампу-коптилку, заправленную сырым бензином с добавлением соли в лампу. На стол поставила противень с печеными окунями. Рыбу выдал колхоз тем семьям, которые метали сети колхозу для лова рыбы. За столом все поместились: и мы, и «гости». Всем досталось по три рыбки. «Да, очень бедно вы живете», — на ломаном языке сказал самый молчаливый «гость». «Другое дело – жизнь у нас там, в Румынии. Когда мы уходили на фронт, у наших семей осталось много продуктов питания. У нас во дворах коровы, куры, утки, гуси, свиньи. Правда, немцы всю пшеницу и некоторую другую продукцию брали себе, а кукуруза и многое другое оставалось нам. Так что семье хватит до конца войны. Только вот когда она кончится?»

«Теперь уже скоро, — сказала мама. – Ваша песня спета. Только мне непонятно: если немцы у вас отбирали пшеницу и некоторую другую продукцию сельского хозяйства, то зачем же вы пошли воевать на их стороне? Что в России вас привлекало? Вот вы прошли большую часть нашей страны, что принесли вы людям: смерть, сиротство, слезы, горе, лишение жилья и много-много плохого. Когда вы зашли в дом, то помолились иконе, а что теперь вы просите у Бога? Ведь вы совершили осознанный грех. А такой грех не прощается. Наверное, просите Бога, чтобы остаться живыми и здоровыми, вернуться домой к детям, жене и родителям. Конечно, теперь вы в безопасности. Наше руководство вроде как простило вас. Вы даже без сопровождения идете в Астрахань».

«Александра Матвеевна, вы расскажите, а где ваш муж?» – спросил самый молодой «гость».

«Умер или воюет на фронте за эти ильменные корни и чай с сеном?» «Мой муж Иван Алексеевич 24 августа 1941 года призван Родину и нас защищать от фашистов. Служил он в морской пехоте на подступе к г. Одесса огнеметчиком со своим братом. Вот в одном из писем лежала вырезка из фронтовой газеты «Не отдадим Одессу никому». В ней было написано в начале стиха:

«Антонеско – горлохват,

На Одессу шлет солдат.

Как посмотрит на войска,

Так берет его тоска» и т.д.

А вот во втором письме вырезка из газеты «Песня черноморцев», в конце этой песни говорилось:

«Ты слышишь,

гул по фронту раздается,

Идет в атаку черноморский полк.

Перед родной Отчизной черноморцы

Сумеют выполнить свой долг».

Это стихотворение и песню черноморцев мой сын рассказывал в клубе 7 ноября 1942 года, в день годовщины Октябрьской революции. В клубе были моряки с кораблей №74 и №89, базирующихся у нашего села, и солдаты, шедшие на фронт под Сталинград. Когда он закончил, все присутствующие в клубе стоя приветствовали его».

Это стихотворение и песню дали прочитать самому молодому «гостю», тот прочитал на ломаном русском языке. После прочтения один из пленных выразил гнев на своем языке, но был остановлен товарищами.

«А когда пришлось оставить Одессу, — продолжала мама, — их очень небольшую группу переправили в Севастополь и мой Иван Алексеевич в 1942 г. пропал без вести. А мы все ждем хоть каких-либо вестей от него, но увы…Вот теперь трудимся, помогаем государству и фронту чем можем я и сын. Ему двенадцать лет, а он уже отработал два года. Что поделаешь, хоть трудно, но надо жить».

Наступила тишина в доме.

«А вы, Александра Матвеевна, верующая?» – спросил самый любопытный мужчина.

«Да, мы – верующие люди, вот и просим Бога о помощи и как нам жить дальше. Ведь детей нужно на ноги поставить, дать им образование. Они учились, старались до войны, а теперь помогают – борются за жизнь. Но очень трудно мне и им без отца. Перед войной мы жили нормально: работали, радовались своим успехам, веселились, мечтали о осуществлении наших семейных планов, но война все перечеркнула».

Я сидел рядом с мамой, обнял ее и сказал: «Не расстраивайся, я уже не ребенок, выживем».

Все пленные сидели молча, опустив головы, а мама смотрела на «коптилку» и слезы медленно текли по ее щекам. В доме было тихо-тихо, только маленькие настенные часы отбивали время. Было уже около двенадцати ночи, «гости» ушли в сельский совет на проверку. Вернулись они быстро и молча легли на пол, где им был определен ночлег. Я не спал всю ночь, и только под утро сон одолел меня. Все думал, как же теперь мне устраивать свою жизнь. Вспомнились слова отца: «Трудись и живи честно, и не бери чужое».

Утром мама приготовила чай, положила на тарелку кусок печеной тыквы и три манцаевых лепешки, а пять дала им на дорогу. «Гости» вынули из рюкзака три селедки на завтрак, а шесть селедок дали нам. Мама спросила: «Откуда вы знаете русский язык?» Самый любопытный сказал: «Мы вот с ним, — указав на рядом сидевшего, — с одного поселения. Около нас было русское поселение, и мы дружили. А тот изучал русский язык сам. Вот закончится война, будем жить мирно, как друзья.

«Нет, — сказала мама. — У нас есть старая пословица: «Прощеный враг не будет другом!»

«Гости» переглянулись между собой, что-то тихо произнесли и, покушав, помолились, посмотрели на все четыре угла дома, что-то промолвили на своем языке и каждый сказал: «Будьте здоровы!».

Много лет прошло, а я все помню этот разговор, потому что очень трудное в жизни из памяти не уходит. Нашему поколению выпала тяжелая доля жизни. Трудно было ее прожить. А современной молодежи и учащимся хочу сказать: будьте достойны подвига своих отцов, дедов и прадедов, берегите мир на земле!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

20