Меню
16+

Газета «Енотаевский вестник» — общественно-политическое издание Енотаевского района

11.05.2021 10:19 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 07.05.2021 г.

Из окопа вперед нас толкал не страх. Это было чувство долга!

Автор: Николай Васильевич Шапошников, с. Енотаевка.

Я хочу рассказать о своем родном брате, полковнике в отставке Борисе Васильевиче Шапошникове, который мне рассказывал о своей фронтовой жизни в те далекие годы военного времени.

- «За Волгу-матушку! За Сталинград! – с этого начал разговор мой родной брат. – Немцы жили по расписанию только до Сталинградской битвы. Поначалу мы еще слышали звуки губных гармошек, когда фашисты отдыхали после обеда, знали, что ночью самоуверенный враг преспокойно ляжет спать. Но после Сталинградской битвы им пришлось отказаться от своего распорядка. Да и нам пришлось заплатить огромную цену.

Родился брат 18 июня 1924 года на Волге, в с. Никольское Сталинградской области. Сдавал экзамены за десятый класс, когда Никольское бомбила немецкая авиация. В районе нашего села была организована переправа через Волгу, и фашисты сделали ее очередной своей целью. Борис видел Волгу горящей от пролитой нефти, видел разрушенные баржи, проплывающие вниз к Каспию.

Его призвали в Красную армию, когда обстановка в нашей стране была крайне тяжелой: немцы рвались к предгорьям Кавказа, к Волге-матушке, к Сталинграду.

В июле 1942 года 18-летних призывников погрузили на баржу для отправки в Астрахань, где готовились резервные части для Сталинградского фронта. Был вечер, на берегу Волги у причала собралось все село – с болью в сердце провожали мальчишек на фронт. Мы, младшие его – сестры и я самый младший его брат, окружили маму. Она еле держалась на ногах: «Ну, сынок, ты, наверное, больше не вернешься?» А брат лишь ответил: «Как же не вернусь-то, мама». Вот так и поплыли они на барже на войну. Ему было тогда всего восемнадцать лет.

- Когда началась Сталинградская битва, — вспоминает брат, — Верховное Главнокомандование со всех сторон подтягивало резервы к Астрахани, и они растворялись в калмыцких степях. Нас обмундировали, обеспечили всем необходимым и распределили в уже сформированные части. В сентябре-октябре 1942 года с нами проводили занятия по боевой подготовке. Мы изучали тактику боя, стреляли, бросали гранаты в цель. В конце октября приняли воинскую присягу и я стал красноармейцем 889-го стрелкового полка 248-й стрелковой дивизии.

Все сформированные части и соединения на территории астраханской области были готовы к совершению марша и к участию в сражении под Сталинградом. Наша дивизия получила приказ совершить многокилометровый марш в район юго-восточнее города с задачей вступить в бой. Мы шли день и ночь по калмыцким степям.

На подступах к Сталинграду мы много раз подвергались авианалетам противника, открывали огонь по самолетам и снова шли на указанный рубеж. 23 ноября наша дивизия совместно с другими соединениями вышла севернее населенного пункта Яшкуль, а 27 ноября все части ударной группировки, в том числе и наша 248-я стрелковая дивизия, перешли к обороне на внешнем кольце окружения немецких войск под Сталинградом. И там же группа немецких армий под руководством фельдмаршала Манштейна стремилась деблокировать окруженную в Сталинграде армию фельдмаршала Паулюса.

Бились мы до конца декабря 1942 года, пока войска Манштейна не были опрокинуты в сторону Ростова и не оказалась в сталинградском «мешке» группировка Паулюса.

Первую бомбежку я пережил еще в Никольском. Первое крещение получил на подступах к Сталинграду. Честно скажу: из окопа вперед нас толкал не страх. Нет! Это было чувство долга. Только любовь к Родине и чувство ответственности за ее и за свое будущее заставляло нас выскакивать из окопа навстречу массе огня. В мир, где каждая секунда может стать последней.

И именно в этот период войны вышел приказ тов. Сталина №227, где Верховный Главнокомандующий откровенно сказал: «Противник находит все новые силы, стараясь проникнуть к Волге. Мы потеряли Белоруссию, Украину, Прибалтику. У нас стало меньше хлеба, нефти и всего прочего. Отступать – значит потерять Родину. Ни шагу назад!» Вот такой был дан приказ.

Мы шли в атаку, не думая, что нас может сразить пулей, и рядом часто приходилось слышать слова: «Мама» и «За Родину!». Мы были простыми смертниками, не все из нас уцелели, но мы выполнили свой священный долг перед Отечеством.

Войну начал я рядовым стрелком с винтовкой, — продолжает брат. — Потом мне доверили ручной пулемет, а в конце боев под Сталинградом я стал вторым номером противотанкового ружья. В войну трижды был ранен. Первое ранение случилось под Сталинградом, в боях за населенный пункт Дивное. Мы вели бой с танками противника. Мой первый номер стрелял из противотанкового ружья по танкам противника. Я подавал патроны. Мы подбили несколько единиц вражеской техники. Я видел, как после очередного выстрела загорелся вражеский танк. И вдруг я почувствовал сильный удар по ноге – встать не мог. Мой первый номер Разгонов схватил меня за руку и волоком потащил в тыл по снегу. Я неожиданно заплакал, на что мой товарищ ответил: «Боря, да ты должен радоваться. Ты в госпиталь попадешь. Тебя вылечат, и война закончится». В госпиталь действительно попал, но война не заканчивалась. Меня подлечили, и снова на фронт. Второй раз был ранен под Ригой. Этот осколок до сих пор в моем теле, оброс уже плотью. Третье получил при штурме Кёнигсберга. После первого ранения под Сталинградом был направлен на Южный фронт.

В 1944 году окончил курсы младших лейтенантов и был направлен в Первый Прибалтийский фронт. Командование взводом разведки принимал в бою. Мы участвовали в освобождении Белоруссии, затем двинулись в Прибалтику – освобождали Ригу, Даугавпилс, штурмовали Кёнигсберг. За боевые действия севернее Кёнигсберга был награжден орденом Красного Знамени. День Победы встретил в Кёнигсберге.

После окончания Великой Отечественной войны мой брат Борис продолжил службу в северной группе войск в Польше. В 1954 году окончил военную академию, был направлен в Забайкальский военный округ. Служил в штабе дивизии, был заместителем командира дивизии в Даурии.

В тех краях познакомился со своей будущей супругой Тамарой Ивановной. Потом началась кочевая семейная жизнь: группа советских войск в Германии, Одесский военный округ, военные командировки в Монголию и Мозамбик, куда на три года отправился вместе с женой. В 2000 году, после длинных очередей в Посольстве РФ, он вернулся в Россию из отделившейся к тому времени и очень озлобленной по отношению к нам Молдавии.

После отставки новым местом жительства Шапошникова Бориса Васильевича стал город Брянск. Он входит в Совет ветеранов города. На 70-летие Сталинградской битвы как ее участник был почетным гостем от Брянщины в г. Волгоград. Он не раз бывал на параде в Москве. В настоящее время брат живет в Брянске, часто бывает гостем школ города, проводит встречи со студентами вузов, является Почетным гражданином города Брянск. На его доме, где он проживает со своей супругой Тамарой Ивановной, висит баннер с его портретом.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

41